Что делают в тюрьме с насильниками?

Выкуп за безопасность

По данным организаций, которые занимаются защитой прав человека в местах лишения свободы, пытки — не просто средство давления. Издевательства в зонах и колониях уже давно превратились в средство заработка для пенитенциариев.

“Эту систему “крышевал” бывший начальник пенитенциарной службы Крикушенко, который сейчас подал в отставку. В 77-й колонии регулярно требовался выкуп с родственников заключенных в обмен на гарантии их безопасности, — рассказывает Сергей Зуйков. — Когда заключенный попадает в эту тюрьму, с его личным делом туда же попадает и информация о материальном положении его семьи, и суммы за это требуют с людей очень разные. Но я точно знаю, что в доле этого пенитенциарного общака находится прокуратура. Насколько мне известно, каждый начальник колонии раньше должен был передавать “наверх” 5000 долларов пенитенциарного “общака”.

Пытки и издевательства — тяжелое наследие советской тюремной системы. Бьют, не оставляя следов побоев, наносят травмы, которые сложно идентифицировать как следствие пыток и зафиксировать при осмотрах. Мало того, фельдшеров, которые идут навстречу заключенным и все-таки фиксируют побои, просто увольняют и иногда и подвергают преследованиям.

Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия. Нажмите на изображение для просмотра. Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия

Нажмите на изображение для просмотра

Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия. Нажмите на изображение для просмотра. Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия

Нажмите на изображение для просмотра

Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия. Нажмите на изображение для просмотра. Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия

Нажмите на изображение для просмотра

Внимание! Изображение содержит сцены жестокости и насилия. Нажмите на изображение для просмотра. “На фотографиях, собранных нашей организацией, зафиксированы издевательства

Об руки и ноги тушат окурки, наносят рваные раны ржавыми гвоздями, не позволяя их дезинфицировать ничем, кроме хлорки. В итоге люди гниют заживо. В 77-й зоне были случаи, когда в санчасти для пыток брали грязные инъекционные иглы и просто царапали заключенным руки, чтобы раны потом гноились”, — рассказывает Олег Цвилый

“На фотографиях, собранных нашей организацией, зафиксированы издевательства. Об руки и ноги тушат окурки, наносят рваные раны ржавыми гвоздями, не позволяя их дезинфицировать ничем, кроме хлорки. В итоге люди гниют заживо. В 77-й зоне были случаи, когда в санчасти для пыток брали грязные инъекционные иглы и просто царапали заключенным руки, чтобы раны потом гноились”, — рассказывает Олег Цвилый.

Дополнительные материалы для чтения

  • Harnsberger, Р. Скотт. Справочник по Источникам Статистики Уголовного судопроизводства Техаса . Дентон: университет North Texas Press, 2011. ISBN 978-1-57441-308-3
  • Национальный Тюремный отчет комиссии Устранения Насилия и Стандарты: Слыша перед Подкомиссией по Преступлению, Терроризму и национальной безопасности Юридического комитета, Палаты представителей, Сто одиннадцатого Конгресса, Первой Сессии, 8 июля 2009. Соединенные Штаты. Конгресс. Дом. Юридический комитет. Подкомиссия по Преступлению, Терроризму и национальной безопасности. Вашингтон: США. G.P.O.: Для продажи Управляющим Докторов, США. G.P.O., 2010.

«Зашквариться» нетрудно

Соседство с «опущенными» в тюрьме сродни постоянной ходьбе по минному полю: боязнь «подорваться» и оказаться в одном «строю» с «петухами» преследует заключенного постоянно. В самую низшую тюремную касту могут перевести даже за разговор с «опущенным», если авторитетным зекам покажется, что осужденный слишком любезен по отношению к «петуху». У «зашкваренного» нельзя ничего брать и вообще подходить к нему слишком близко. То же самое касается и приема пищи – рядом с «петухами» и из одной с ними посуды другие зеки не едят. В некоторых тюрьмах и зонах специальными знаками метят параши и умывальники, которыми пользуются только «опущенные». Соответственно, если кто-то иной по незнанию или рассеянности (забывчивости) воспользуется «меченым» санузлом, по воровским понятиям он будет считаться «петухом», потому что «зафоршмачился», запятнал свою репутацию. Животный страх заключенных, сторонящихся «опущенных», обусловлен незавидной перспективой для тех, кто вольно или невольно оказывается на дне тюремной иерархии: обратной дороги оттуда нет – если заключенного «опустили», он будет пребывать в этом статусе, как говорят в тюрьме, «по жизни». С учетом того, что значительная, если не большая часть «постояльцев» российских тюрем и колоний в социальном плане для общества люди пропащие и «чалиться» в неволе им предстоит не один срок, стоит рассматривать и специфичность боязни соприкосновения с «опущенными».

— Отчего им там проще жить?

— Ну как бы просто уже не надо ничего соблюдать. Ниже же ты уже никуда не опустишься. То есть ты просто махнул на себя рукой и уехал туда, живёшь уже, существуешь. — Когда решают, в «гарем» отправить или нет, это какой-то суд собирается или что вообще происходит? — Ну да решение выносят всё равно люди те, которые имеют слово в лагере. Не всегда это, допустим, «смотрящий». То есть это бывают непосредственно мужики просто, которые собрались, которых накрывают все поступки этого человека и вот они выносят такое решение. Но опять же, конкретно должен быть тот человек, который отвечает в лагере за порядок, за, скажем, понимание осужденных. «Смотрящий», либо «вор», либо «положенец» какой-то — эти люди должны окончательное решение вынести. И опять же, это непосредственно на их совести должно всё остаться. Правильно они вынесут, либо неправильно. — Если, например, они вынесли свой вердикт, а человек и не согласен? — В любом случае человек не согласен. Но тут уже, скажем, против законов не попрешь. То есть тут, как есть, так есть. В любом случае, можно как-то себя оправдать. Но, как правило, назад дороги нет. Выбор всегда есть. Во-первых, ты как бы можешь сразу прекратить это. То есть ты понимаешь, что это произойдет и что-то должен сделать. Кто-то вены вскрывает. Кто-то ломится с «хаты». Какой-то выбор у тебя есть. Редкий случай бывает, когда это все внезапно произошло, какие-то там обстоятельства. Не смог ты нечего сделать. Бери нож, режь тех, кто это совершил. — Если ты зарежешь обидчиков, это как-то тебя оправдает? — С «гарема» ты уже не выйдешь, но, по крайней мере, к тебе уже не буду приставать.

Общее положение

Тюремная жизнь, как и любой социальный институт, имеет свои законы, по которым люди живут или выживают. Они, зачастую, не писаные, и передаются из уст в уста, если можно так сказать. Кроме того, они могут быть зафиксированы в неких альбомах заключенных (своего рода – дембельские альбомы). А, как известно – материалы из таких «сборников» могут кочевать из альбома в альбом и далее по всей стране.

В девяностых годах – пике, расцвете тюремной культуры и проникновению ее в массы – преступления типа «воровства» и «убийства» считались «чистыми».  Они не подразумевали издевательства над жертвой, эти люди были своего рода «чистильщиками» общества.  Однако, везде есть отступления.

А насильники, особенно – детские, считались «не людьми». К ним в камерах применяли как психологическую ломку и подчинение, так и сексуальное насилие с принуждением, дабы «охотник» оказался на месте «жертвы».

Однако ближе к нашим годам правила несколько сместились. Если виновный доказывал адекватность и справедливость своих действий по отношению к совершеннолетнему человеку – его не трогали. В опалу попадали педофилы и законченные маньяки, которые испытывали наслаждения от своих действий. Им уже не давали спуску.

Что происходит в колониях?

Правозащитники бьют тревогу: несмотря на, казалось бы, строгий контроль и призывы к введению «прозрачности» по делам заключенных, в отдельных колониях продолжают применяться варварские методы по поддержанию порядка и удержанию в «узде» большой массы людей. Причем женщины страдают не меньше, чем мужчины.

Самые распространенные пытки и издевательства над женщинами — заключенными в современной России следующие.

  1. Холодный карцер. Провинившуюся женщину отправляют в карцер. Это холодное и очень маленькое помещение, в котором часто отсутствует даже табурет, не говоря уже о лежанке. Женщину лишают еды и предметов гигиены, при попытках заснуть будят звуковыми сигналами или пинками, насилуют или избивают дубинками или кирзовыми сапогами.
  2. Пытка электрошокером. Электрический ток причиняет ощутимую боль, но не оставляет следов. Этим-то и пользуются сотрудники колоний. Причем подносят электрошокер к самым чувствительным женским местам:
    • Половым органам.
    • Соскам.
    • Лицу.
  3. Привязывание к кровати. Такой метод применяют к буйным заключенным или к женщинам, которые отказываются принимать пищу. Их привязывают к кроватям в виде «звезды» – растянув в разные стороны руки и ноги. Используются обычные веревки, которые врезаются в кожу и не только причиняют страдания, но и оставляют плохо заживающие следы. Такая пытка длится часами: женщинам не разрешают вставать даже в туалет.
  4. Пытка водой. Воду используют довольно часто. Это обливания на морозе. Жертве не дают согреться, отправляют обратно в холодную камеру, а через несколько часов снова обливают. Топят в емкости. Достаточно небольшого таза, куда наливают жидкость и окунают раз за разом лицо жертвы. Когда она начинает захлебываться — ее вытаскивают, дают продышаться, и снова окунают.
  5. Пытка бессонницей. Осужденную помещают в одиночную камеру и не дают спать. В камере постоянно горит свет, а охранник заглядывает в дверной глазок время от времени и, если женщина в этот момент закрыла глаза – ее награждают тычками или ударом дубинки. Дело нередко заканчивается обмороками.

За что опускают на зоне?

Петухами становятся совершенно по разным причинам. Чаще всего в зоне опускают осуждённых по ст. 131 УК (изнасилование). Сюда же попадают развратники, растлители и гомосексуалисты, независимо от того, какое преступление они совершили.

Но по статистике на 2020 год, в категорию опущенных всё чаще стали попадать заключённые из-за совершённых ими «косяков», недостойных звания зэка. Так, например, «порядочному» зэку не положено выполнять работу, связанную с сантехникой; этот вид деятельности — исключительно для петухов.

Обычно опускают за различные нарушения правил тюремной жизни, такие как:

  • Неуплата карточного долга. За невозвращённые долги приходится платить в тюрьме кровью, а единственной возможностью сохранения жизни становится оказание секс-услуг.
  • Телесный контакт (но не сексуальный акт) с другим петухом. Инициатора такого контакта после жестоко наказывают (вплоть до убийства), а заключённый, с которым тот контактировал, переходит в разряд опущенных, причём навсегда. Доведенные до отчаяния петухи нередко пользуются этим, чтобы отомстить. Для опущения достаточно всего лишь провести ночь в петушатнике.
  • Стукачество.
  • Смазливая внешность; свойства, присущие женскому полу, например, жеманность, высокий голос.
  • Проявление слабости характера, неумение постоять за себя.
  • Кража имущества у других заключённых.
  • Опускание человека без серьёзного основания.

Правда, к таким обиженным отношение тюремного сообщества более-менее лояльное.

После 2000-ых наблюдается отказ от опускания посредством изнасилования

Это связано с тем, что стало уделяться большее внимание на защиту прав заключённых, вследствие чего усилился контроль над внутренним регламентом и укладом жизни в исправительных учреждениях

За что становятся?

Вопреки стереотипу, доля добровольных гомосексуалистов среди обиженных невысока.

Большинство заключенных становятся петухами за проступки, не имеющие отношения к сексуальной сфере.

Ниже приводится, за что опускают в тюрьмах. Обычно это различные серьезные нарушения правил тюремной жизни:

  1. Неуплата карточного долга. За невозвращенные долги в тюрьме приходится платить кровью, а единственной альтернативой, позволяющей сохранить жизнь, является оказание секс-услуг.
  2. Телесный контакт с другим петухом вне сексуального акта. Этого петуха после таких инцидентов очень жестоко наказывают (вплоть до убийства), но человек, с которым он контактировал, опущенным быть уже не перестает никогда. Обиженные, доведенные до отчаяния, нередко пользуются этим в целях мести. Иногда телесный контакт необязателен – достаточно провести ночь в петушатнике.
  3. Слабость характера, неумение постоять за себя. За некоторые вещи (например, за посылание на …) нужно обязательно спрашивать ответ. Если оскорбленная сторона этого не сделает, то она может потерять весь свой авторитет и перейти в категорию обиженных.
  4. Стукачество.
  5. Кража имущества у других арестантов.
  6. Опускание другого человека без серьезного повода.
  7. Смазливая внешность, высокий голос, жеманность – эти факторы увеличивают вероятность получения прописки в петушином углу.

Опускание может проводиться и по указу тюремной администрации для устранения неугодных заключенных из арестантской жизни.

Самый популярный способ – это запирание зека на ночь в петушатнике.

Но к таким опущенным в тюремном сообществе отношение более лояльное.

В 2000-х и последующих годах наблюдается отказ от опускания путем изнасилования.

Это связано с повышением контроля над внутренним распорядком исправительных учреждений, защите прав заключенных стало уделяться большее внимание. Кратко о том как в тюрьме не стать петухом:

Кратко о том как в тюрьме не стать петухом:

  1. Следить за своими словами. Не раскрывать излишних подробностей сексуальной и личной жизни, никого не оскорблять без оснований.
  2. Иметь гордость. Уметь постоять за себя и запросить ответ с обидчика.
  3. Минимизировать контакты с петухами. Сюда входит и воздержание от участия в их избиениях и изнасилованиях. Даже в тюрьме нужно оставаться человеком, и человечность там ценят.
  4. Не воровать у своих, не стучать, не сотрудничать с администрацией.

Сломать сильнейшего

“Безусловно, самое страшное, что может случиться с заключенным — это смерть. Но средство контроля — это пытки. Как правило, они осуществляются не руками конвоиров. Издеваются так называемые “активисты”. Это люди, осужденные по статьям “неуважаемым” в местах лишения свободы. Администрация гарантирует безопасность и дает определенные бытовые преференции насильникам и растлителям в обмен на “сотрудничество”. А сотрудничество это заключается в том, что они избивают, насилуют и пытают других заключенных” — рассказывает правозащитник, бывший сотрудник колонии Сергей Зуйков.

Сергей Зуйков, журналист, правозащитник, бывший сотрудник колонии

По его словам, единственная мотивация, которая двигает систему пыток в тюрьмах — это страх, и принцип его заключается в том, что если не издеваешься ты — будут издеваться над тобой. 

“Из последних случаев мне почему-то врезался в память один ветеран АТО. Его избили, изнасиловали еще на карантине. А все потому, что это был человек с внутренним стержнем. Он не хотел сотрудничать с системой, не хотел работать на администрацию. Его отдали на расправу, и он автоматически попал в низшую касту среди заключенных. Это выдерживают немногие. Очень частые случаи — самоубийства”, — рассказывает Зуйков.

Правозащитники утверждают, что в “пыточной географии” тюрем есть безусловные лидеры.

“Самые страшные колонии, где практикуют самые изощренные пытки, находятся в Харьковской области. Это 25-я, 100-я колонии. Также самыми опасными по праву можно назвать 77-ю Бердянскую зону и 58-ю колонию в Изяславе”, — говорит правозащитник ОО “Альянс украинского единства” Олег Цвилый.

Олег Цвилый, правозащитник ОО «Альянс украинского единства»

— «Обиженные» тоже пользу приносят?

— Они тоже пользу приносят. Во-первых, самое главное, что вся уборка на них. Вся уборка, вся грязная работа, ассенизационные работы, то есть вся грязь, короче, на них. Без них никуда. На сегодняшний день нет уже понимания татуировки, партаков, так скажем, как это было раньше. Раньше это каждая статья, этот был определенный какой-то знак: купала, отсиженные срока, воровские звёзды. Было понимание. Почему портаки были сделаны? Чтобы не задавать лишних вопросов. Человека не принято было спрашивать. А по наколке ты мог прочитать весь его жизненный путь. Поэтому строго отмечалось, каждая наколка должна была по рангу быть. Т. е. по соответствию, если есть звёзды, ты должен соответствовать звездам. Есть какие-то определенные наколки, которые заставляли стирать стеклом и лезвием, и полотенцами. Стирали не соответствующие наколки. На сегодняшний день это уже нет.

Обязанности и запреты обиженных

В круг обязанностей опущенных входит выполнение самой грязной работы, такой как мытье туалетов, вынос параши, чистка канализации, уборка цехов. Другие зеки не могут брать продукты, которыми питаются петухи. Опущенные моются из отдельных умывальников. Они должны уступать дорогу другим заключенным.

Разговоры с представителями других каст должны быть ограниченными.

Они не находятся под полным запретом, но разговор с петухом для «мужика» может быть чреватым потерей авторитета.

Опущенные обязаны незамедлительно сообщать о своем статусе всем новым знакомым. Сокрытие информации карается нанесением тяжелых физических увечий. Чтобы петухов было проще идентифицировать, на его тела наносятся особые татуировки.

В некоторых случаях возможно отступление от установленных правил, если это сулит большую выгоду. Например, если переносить передачи могут только петухи, то приходится разрешать им прикасаться к продуктам, это не считается «зашкваром».

Что делают в тюрьме с петухами?

Некогда основной обязанностью петухов было сексуальное удовлетворение арестантов, но сейчас оно практикуется только на добровольных началах.

Так как по тюремным правилам нельзя сношать опущенного, не вручая ему подарка, многие представители этой касты занимаются добровольной проституцией из соображений материальной выгоды.

Справка: количество ограничений и запретов для петухов зависит от типа исправительного учреждения.

В строгих режимах отношение к ним наиболее лояльное, а самые дикие порядки царят в колониях для несовершеннолетних.

Избиение петухов практикуется только тогда, когда они нарушают свои обязанности и запреты. Бить их руками нельзя, только ногами, что делает процесс особенно унизительным для обиженного.

Петухи в тюрьме — кто это?

Опущенные в рамках тюремного быта являются кастой неприкасаемых. Как живут опущенные в тюрьмах?

Они живут отдельно от полноценных членов тюремного сообщества: под кроватью («под шконкой»), возле туалета.

В крупных лагерях для них выделяются отдельные бараки, которые называются петушатниками.

Опущенные пользуются отдельными предметами быта.

В их посуде проделываются дырки, чтобы никто не случайно не спутал «зашкваренные» тарелки и ложки с нормальными.

Жизнь опущенных в тюрьме очень тяжела. Петухи выполняют самые грязные виды работ.

Существуют несколько теорий происхождения этой касты.

Согласно самой распространенной версии, опущенные выделились в отдельную тюремную прослойку после реформы 1961 года.

Она разделила лагеря по строгости режима содержания: матерые зеки, рецидивисты стали жить отдельно от первоходочников (о том, какие виды тюрем в России существуют сегодня и какие там есть режимы, можете узнать ).

Первоходочники – это, как правило, молодые люди, стремящиеся к конкуренции во всех сферах жизни, они не знали тюремных устоев и при отсутствии надзора более опытных заключенных их быт со временем становился все более диким.

Это привело к тому, что наказание изнасилованием, которое было до реформы крайней мерой, применяющейся в единичных случаях, стало распространенным повсеместно (о видах насилия в тюрьмах читайте ).

Опущенным может стать любой заключенный.

Сюда относятся:

  1. Люди, которые практиковали гомосексуальные связи на воле.
  2. Заключенные, попавшие в МЛС за изнасилование несовершеннолетних детей.
  3. Люди, родственники которых работают в правоохранительных органах.

Справка:

помимо петухов в тюремном сообществе существует каста чертей. С опущенными чертей роднит статус неприкасаемых, но для сексуальных утех они не используются.

Автоматическое опускание в тюрьмах практикуется все реже. Отношение к людям, севшим по «петушиным» статьям, не будет хорошим, но и сексуального насилия в их отношении проявлять не будут.

Почему петухом называют в тюрьмах? Точного ответа на этот вопрос нет. Вероятно, такое название произошло от глагола «петушить», которым обозначался процесс изнасилования.

Экстрадиция

Акмал Жонкулов родился в крупном провинциальном городе Карши в Узбекистане, торговал на местном рынке. Его злоключения начались с раздела дома, оставшегося в наследство от дедушки. Наследниками были отец Жонкулова и его дядя, брат отца. В 2011 году отец Акмала умер, и дядя посчитал, что теперь дом достанется ему. Начались судебные тяжбы. Жонкулов считает, что дядя написал на него заявление в службу национальной безопасности Узбекистана: таким образом он хотел исключить оппонента из спора за дом.

Правоохранительные органы возбудили на Акмала четыре уголовных дела по статьям об участии в экстремистской организации, распространении материалов, угрожающих общественной безопасности, посягательстве на конституционный строй и нелегальном пересечении границы. По мнению властей, Жонкулов имел отношение к запрещенной «Исламской партии Туркестана».

Опасаясь ареста и насилия со стороны силовиков, Акмал уехал в Россию. Каршинский отдел внутренних дел объявил его в розыск. В постановлении суда о заочном аресте сказано, что общаясь с соотечественниками в России Жонкулов критиковал власти Узбекистана, призывал к вооруженной борьбе против них и организовывал выезд граждан Узбекистана в подготовительные лагеря «Исламской партии» в Пакистане.

 — Ничего подобного я не делал, — говорит Жонкулов. — Не состоял в политических партиях, экстремистских организациях, незаконных объединениях и религиозных группах ваххабитского толка. Я верующий в традиционный ислам и никаких течений не признаю. Я не сильно религиозный человек. Намаз стал читать после смерти отца. Спиртное выпиваю по праздникам. На религиозные праздники никогда не ходил в мечеть. Ездил туда, чтобы что-то купить. Пост никогда не соблюдаю, не готов пока.

По словам Жонкулова, после переезда он поселился в подмосковном Реутове и неофициально устроился на работу. Но в феврале 2013 года его задержали сотрудники Центра по противодействию экстремизму. Узбекские коллеги запросили экстрадицию Жонкулова, его поместили в СИЗО. В дело вошли юристы «Гражданского содействия» — они стали добиваться предоставления Жонкулову статуса беженца. Адвокат Ирина Бирюкова, защищавшая тогда Жонкулова, в суде указывала на позицию ООН по поводу выдачи в Узбекистан. Из-за угрозы пыток ЕСПЧ советует не экстрадировать в Узбекистан фигурантов дел, связанных с религиозными и оппозиционными организациями.

В итоге суд отказался выдать Жонкулова. Тогда правоохранительные органы попытались запустить процесс выдворения, составив на него административный протокол по ст 18.8 КоАП (нарушение миграционного законодательства). Но документы были составлены с ошибками, и Подольский городской суд вернул материалы в полицию. Так как действующего постановления о задержании или аресте не было, Жонкулов просто ушел из здания суда.

Однако риск высылки сохранялся. Жонкулов рассказывает, что осознанно пошел на преступление, чтобы спрятаться от узбекских властей. Он надеялся, что в российской тюрьме хотя бы какое-то время окажется вне зоны досягаемости узбекских спецслужб. 24 июля 2014 года Реутовский городской суд приговорил Жонкулова к четырем годам и шести месяцам лишения свободы по обвинению в грабеже (часть 2 статьи 161 УК). В приговоре говорится, что Жонкулов напал сначала на мужчину, а потом — на женщину и отобрал у них планшет, телефоны и сумку. В обоих случаях он, если верить следствию, избивал потерпевших. Сначала Жонкулова отправили отбывать наказание в ИК-4 Республики Тыва. В апреле 2015 года его перевели в ИК-2 в Екатеринбурге.

Насилие над детьми

Педофилия не прощается и ничем не оправдывается. В преступном мире мало святого, но дети и мать – понятия неприкосновенные. Что делают с насильниками детей в тюрьме? Их убивают и на «красной», и на «черной» зонах. По понятиям, такие люди не должны выйти из места заключения. Их не «петушат» и не «опускают»: если вина доказана, им не жить.

По закону, насильников и маньяков должны держать в изолированном заключении. Но и руководители зон и «блатные» в любом случае найдут способ избавиться от ненужного элемента. «Убрать» можно «случайно» при транспортировке, обосновывая это как вынужденную меру при попытке к бегству. А на месте отсидки может произойти «несчастный случай».

Но если вину маньяка или насильника доказывает суд и статьи достаточно для смертного приговора среди сокамерников, то педофилию нужно еще доказать или опровергнуть.

— Какой-нибудь гуманоид, который весь в татуировках, зайдёт и ничего ему за это не будет?

— Нет, сейчас уже не знаю, как «Мара сальватруча», наверно, там половина таких зэков. То есть эти наколки все вообще половина ничего не значат. Такой тюремной конкретной тематики уже нет. Сейчас, порой, можно встретить человека, который первый раз заехал и у него наколок больше, чем у любого полосатого, и не поймёшь, что наколото. — Ну, а если захотят, как ты говоришь, докопаться, могут же и за татуировки? — Ну, если захотят, могут докопаться до чего угодно: как ты ходишь, почему туда смотришь, не там сел, туда плюнул, чем занимался по воле, почему вот так ешь, а не так. Наколка как бы один из предлогов будет. Сейчас многие подвержены, скажем, носить сережки, клипсы всякие, не знаю, «пирсинги». Все это в тюрьме вообще не приветствуется. Это как бы первый повод найти причину, чтобы до тебя докопаться, и это всё надо объяснить почему: либо ты пират, либо ты гей. Это тяжело всё будет понять. Понятно, одно дело воля, ты там всё это носишь, ходишь, ты свободный человек, выражаешься так. А в тюрьме эти вещи вообще не понимают. И это будет не понятно, и ты это не сможешь объяснить. Есть такие люди, без которых тоже никак. Это, так называемые, «хозобслуга». Есть «шныри», так называемые, которые смотрят за уборкой, посудой, наведением порядка. Без них никуда. — Это стрёмно? — Человек сам выбирает этот путь. Каждый для себя как-то это делает. Ну как бы в общем принятом смысле, да. Это не достойно порядочного арестанта, но есть люди со слабым характером, есть кто-то просто — им так проще жить. Если ты понимаешь, что все против тебя, всё что-то не так складывается, надо всегда действовать. Скажем так, действие оправдывает. Победителей не судят.

Тюремное насилие и сексуальность

В тюремном насилии преступник и жертва — почти всегда однополый (из-за отдельной полом природы тюремного заключения). Также, масса проблем относительно сексуальной ориентации и гендерных ролей связана с темой.

В американских мужских тюрьмах насильники обычно признают себя гетеросексуальными и ограничиваются невосприимчивыми половыми актами. Жертвы, обычно называемые «панками» или «суками», могут или не могут быть замечены как гомосексуалист. «Панки» — термин для тех, кто обычно ограничивается совершением восприимчивых половых действий. Кроме того, хотя «панки» принуждены в сексуальное соглашение с агрессором в обмен на защиту, эти мужчины обычно считают себя гетеросексуальными.

Обитатели, которые являются транссексуальным лицом дальнейшие трудности и Just Detention International, утверждают, что такие обитатели почти наверняка сексуально нападутся в тюрьме. Некоторые тюрьмы отделяют известных гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов от общего числа заключенных, чтобы предотвратить насилие и насилие над ними. Не удивительно, много гетеросексуалов идентифицируют себя властям как гомосексуалисты так, чтобы их послали в ‘веселый бак’, где они будут защищены от гомосексуального насилия. Есть, однако, другие методы, чтобы вовлечь себя отдельный от населения, такого как нарушения правила или притворные попытки самоубийства. Другие обитатели обратились к убийству их насильника (или вероятного будущего насильника), особенно те, кто уже имеет длинные предложения и таким образом фактически неуязвим для дальнейших юридических последствий.

Позор относительно воспринятого гомосексуализма может способствовать занижению сведений тюремного насилия жертвами. Тюремные статистические данные насилия намного выше, чем сообщаемый, поскольку много жертв боятся сообщить, будучи находящимися под угрозой физическое насилие насильниками, если сообщается, а также безразличие штата.

Общественное право 108-79 Федерального закона было передано в Соединенных Штатах в 2003. Согласно Stop Prisoner Rape, Inc.:

«Опущенные» и «петухи»

Что делают в тюрьме с насильниками? «Смотрящие» подробно выясняют обстоятельства и принимают решения. Если речь идет о насилии над женщиной, то у человека есть возможность воспользоваться оправдательными моментами. Это и шантаж «коварной» любовницы с целью женитьбы, и месть за неверность и обман. Такие истории воспринимаются с сочувствием и оправдывают поступок.

Что делают в тюрьме с насильниками мужчин? Их «петушат». Гомосексуализм остро не приветствуется в преступном обществе. Здесь осужденному трудно найти оправдание, и он становится общим «любовником».

Нужно определить различие, ведь «опускание» и «петушение» – это не одно и то же. «Опущенный» может не быть «петухом». Он спит у параши, убирает в камере, выполняет любые прихоти сокамерников от рассказывания сказок до кормления с ложечки. Это общий раб, но и у него есть свои привилегии. Если «опущенный» хорошо и добросовестно выполняет свои обязанности, его нельзя зря и без причины бить и заниматься с ним сексом. Его можно даже приласкать, как домашнее животное, и подкормить хорошей едой. Но нельзя здороваться с ним за руку и есть из одной тарелки.

Что делают с насильниками на зоне, если его «запетушили»? У такого человека свои обязанности. Это выполнение сексуальных желаний хозяина. У него может быть один любовник или его услугами могут пользоваться все. Если у него один хозяин, то «петух» может ублажать его и сказками, и массажем ног, но другим этого делать не будет. Он не обязан мыть парашу и убирать за сокамерниками. Такое распределение считается логичным, чтобы не смешивать секс и человеческие отходы.

Что делают в тюрьме с насильниками и хорошо ли им там живется? Если заключенный доказал свою невиновность по моральному кодексу «блатных», то у него есть все шансы ходить в «мужиках», то есть в уважаемых людях. Если нет возможности доказать, что был прав, то всегда можно просто отмахаться. В истории есть случаи, когда человек пронес нож и просто не подпустил к себе группу наказания.

В любом случае не стоит скрывать ни статью, ни мотивы. Тюрьма давно уже не изолированное общество и достать правдивую информацию можно легко и быстро. В таком случае обман не прощается. Если только за период проверки насильник не зарекомендовал себя с наилучшей стороны перед смотрящим и сокамерниками.

Реальные истории

Первая

«После того как меня осудили я попал в 147 камеру. Это был «общак» в котором сидело около сорока человек. Осужденных в тройники не сажают. В этот же день в камеру посадили молодого парня, не старше 18 лет. На вид ему было лет 13 вообще. Присудили ему десять лет. За то, что он якобы кого то изнасиловал

На него свалилось внимание всех сидельцев этой камеры. Ведь насильников в тюрьме не уважают

Но он явно был в сильном шоковом состоянии от своего приговора. На грани истерики.

Смотрящий стал выяснять обстоятельства. Надо было решать, куда определить паренька. Большая часть зеков сидящих за изнасилование переводятся в петухи, либо же становятся чертями. Парень дал свой приговор на изучение. Очень кстати удивительно, авторитетные люди, не имеющие веры к мусорам, очень даже верят всяким официальным бумажкам, приговорам заключением и прочим. Особенно, когда петуха в камере нет, а ласки хочется.

Зависит, конечно, от адекватности смотрящих. Конкретно в этом случае дело явно было шито белыми нитками. По бумажкам, он за два часа изнасиловал двух девушек. Дело было в подъезде шестнадцатиэтажки. Он пришел к знакомой, и вытащил ее и подругу в подъезд, и изнасиловал на лестничной клетке. После в лифте, затем на чердаке, и даже на крыше дома. Насилуя одну девушку, вторую он держал руками за ноги, чтобы не убежала, после он их менял, вторую имел, первую удерживал за ноги. Кончил, по описанию, не менее десятка раз. Ну, сексуальный супер гигант прямо.

Выглядел он не таким, как его представил прокурор. По его словам, девки решили его за что-то наказать. С первой он встречался ранее, вторую даже не знал. Но потерпевшим поверили безоговорочно. Опера запудрили ему мозги, и он наболтал много чего не надо. И что на суде потом не говорили, как не тупили и путались девки, ничего не помогло.

Если бы у парня были деньги, то в худшем случае получил бы условку, а может это дебильное дело и закрыли бы вообще. Но денег не было, родители нищие.

В камере на него смотреть было поначалу больно, уж очень жалко он выглядел. На сходке постановили, что наказывать его не за что, и пусть живет, как сможет.

Через какое-то время случилось чудо, и приговор отменили, и дали ему всего три года».

Вторая

«Скорее всего, слышали, что зеки делают в тюрьме с теми, кто совершил изнасилование? А я лично видел это несколько раз в живую и скажу вам — не самое приятное зрелище. 

Я сидел несколько раз, не очень долго. По началу, как только вы входите в камеру, по тюремным обычаям у вас узнают статью, по которой вы чалитесь. Если человек соврет о своей статье и об этом узнают остальные — ему не сдобровать. Узнать об этом не сложно, у многих есть связи с начальником тюрьмы, начальником охраны и т.д. Такой случай произошел на моих глазах.

В камеру подселили нового заключенного. Она соврал о своей статье сказав, что домушник, зная, что с ним сделают если узнают, что он сидит за изнасилование. Это быстро все всплыло и его прямо в камере зарезали. Еще один насильник сказал правду, наверное потому, что не знал о последствиях.

Его моментально опустили и начали над ним издеваться. На следующий день его сделали петухом. Его имела вся камера, кроме меня и еще нескольких заключенных. А тот и плакал и умолял, но ничего не сработало, они придерживались тюремных законов и тот, кто должен был стать петухом — стал им». 

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий