«лучше забрать живого ребёнка, чем труп»: как и почему органы опеки изымают детей

Права матери и ребенка

Юрист, специализирующийся на медицинском и семейном праве Руслан Трофимов называет такое решение Минздрава мнимым пониманием прав ребенка. Министерство здравоохранения может принимать внутренние локальные документы, которые регламентируют его работу и структурируют процессы, они при этом не должны нарушать базовые права и свободы человека, нормы Федерального закона и Конституции. 

Руслан Трофимов

— Выполнение данной медицинской рекомендации против воли роженицы нарушает ее право как родителя. Как только она родила, она стала родителем, и ограничить ее в родительских правах или лишить их может только суд, когда на это есть основания. Никто не имеет права лишать мать возможности кормить дитя молоком. Тем более что грудное вскармливание — это действие в интересах ребенка, ни одна смесь даже близко не аналогична составу грудного молока и безусловно проигрывает ему. Кормить молоком — это право матери. И ребенок имеет право на общение родителей и их заботу, это прописано в Международной конвенции по правам ребенка, — заявил Руслан Трофимов. 

Юрист подчеркивает, что в этой методической рекомендации не указано, каким образом должно происходить разделение: ребенка должны отправить в другую палату или в другой стационар. Если ребенка направляют в другой стационар (как это чаще всего и происходит), мама вправе находиться рядом с ним — это прописано в статье 52 (ч.3) ФЗ-323 «Об охране здоровья граждан».

«Я была готова родить в хлеву, только не в больнице». Почему рожать в России все еще страшно

— Мама не может нарушать права своего ребенка, даже если у нее положительный тест на ковид. Для того чтобы иметь законное право изолировать ее, медики должны установить диагноз, который бы подтверждал, что у нее сложное инфекционное заболевание, и оформить это в карте. Но в данном случае роддома не ставят такой диагноз, а пока не поставлен диагноз, утверждать, что мама является носителем и возбудителем инфекции, нельзя. Они могут сколько угодно говорить о латентной форме, о бессимптомном ношении, но в федеральных законах таких понятий нет, — продолжает Трофимов. 

В последние месяцы к адвокату часто обращаются мамы, которых разлучили с ребенком. Всем он советует писать жесткое требование вернуть ребенка, так как согласно статье 20 ФЗ-323 любое медицинское вмешательство ребенку до 15 лет возможно только с согласия родителя. Обычно это действует убедительно, говорит Трофимов, и младенцев быстро возвращают.

Детей забрали на время карантина. А дальше?

— Насколько я знаю, был еще такой интересный момент в ситуации с пандемией: люди буквально побежали в детские дома спасать детей и в семьи забирать. Это хорошая идея была?

— Да. Когда только начался карантин, несколько министерств — Министерство труда, Министерство образования, Министерство здравоохранения и Департамент социальной защиты — выступили с коллективным письмом: если есть возможность временно передать этих детей, то передайте. 

Люди, конечно же, на это отреагировали, и мы на это отреагировали, потому что, с одной стороны, это действительно хорошая идея — забирать из мест скопления людей, из мест возможного распространения вируса детей. Но, с другой стороны, некоторые начали писать: «Мы бы взяли сейчас на месяцок, но потом бы вернули». Это встает уже морально-этическая проблема — насколько правильно и не травматично забирать ребеночка на месяц, а потом обратно его возвращать. 

Светлана Строганова. Фото: Сергей Щедрин

Да, это были целые дискуссии. Люди разделились. Кто-то считает, что это нехорошо, а кто-то, что хотя бы этот светлый опыт у ребенка останется. Как вы считаете?

— Я считаю, что гостевой режим может быть приемлемым для ребенка-подростка, которому можно рассказать и объяснить, и который сам не очень-то хочет и не очень-то готов рассматривать свой переход в семью, как постоянное действие. 

Я категорический противник того, чтобы маленьких детей брать на гостевой режим, потому что я не очень представляю, как взять маленького ребенка, привезти домой, пожить с ним месяц, а потом обратно отвезти в детский дом. Да, у него, конечно, будет опыт жизни в семье, но у него будет опыт и того, что его возвращают обратно. Мне кажется, что этот опыт травматичный. Я считаю, что мы в такой ситуации должны бросать все силы на то, чтобы находить постоянных родителей. 

И когда появилось это обращение этих четырех министерств, мы так и сделали — бросили все силы на то, чтобы искать тех, кто рассматривал для себя вопрос забирать детей. Мы начинали им содействовать. 

Ок, если вы так или иначе уже проходите или прошли обучение в ШПР, но не собрали пока документы (у нас были такие случаи), но вы действительно серьезно настроены — мы будем вам помогать забирать детей. Да, это сейчас будет гостевой режим, но это тот самый люфт, который поможет вам собрать документы и оформить постоянную опеку. У нас таких случаев было не один, не два, а много, десять, наверное, или больше. Мы помогали людям забирать детей. 

Но когда речь идет о том, что я сейчас возьму сироточку, а потом верну… Мне достаточно часто пишут из-за рубежа: «Светлана, мы живем в Хорватии на море, мы бы себе какого-нибудь маленького ребеночка взяли бы на лето восьмилетнего, он бы здесь отдохнул, а потом бы мы его вернули». 

Что вы отвечаете, какими словами?

— Я отвечаю, что это неправильно с этической точки зрения. Как потом ребенку жить с этим? Я понимаю, что людьми движет, конечно же, желание сделать доброе дело. Я их не осуждаю ни в коем случае, потому что я понимаю, почему они это делают. Они совершенно искренне хотят помочь. Поэтому здесь мне приходится заниматься просветительской работой — я объясняю какие-то моменты из психологии, почему это травматично для ребенка, как он потом будет жить, когда он здесь посмотрел нормальную жизнь, и он знает, что это ему никогда не светит. 

Кстати, есть замечательная книжка, не так давно она вышла у Саши Филипенко, прекрасного белорусского писателя, она называется «Возвращение в острог». Я помогала Саше, когда он ее писал, я консультировала и знакомила его с рядом детей, у которых он брал интервью, и материал собирал для книги — там как раз в основу этой книги, это детектив, он очень интересный, положена реальная история. 

В одном нашем регионе богатый олигарх вывез детей отдыхать на море. Они вернулись и начали совершаться случаи самоубийства среди них. Дети поняли, что это им не светит никогда. Это на основе реальных событий все написано. Помогаем ли мы действительно, когда мы думаем, что мы помогаем?

Порядок изъятия ребенка из семьи

Действия попечительских комиссий происходят по определенной схеме:

  1. поступает сигнал или жалоба от добропорядочных граждан;
  2. проводят проверку, соблюдая законодательные предписания;
  3. выявив незначительные нарушения, делают предупреждение нерадивым матери или отцу;
  4. при выявлении соответствующих серьезных нарушений происходит изъятие несовершеннолетних под присмотр государства;
  5. следуя предписанию закона, дети помещаются в государственные воспитательные учреждения «детские дома» или отдаются под временную опеку близким людям, имеющим право на уход и воспитание ребенка.

Если Ваше чадо забрали, Вы имеете возможность оспорить заключения муниципальных структур в законном порядке.

Передача детей органам опеки

Передача воспитанников происходит принудительно либо по согласию родителей. Безотлагательно забирают иждивенцев в случае возникновения опасности для их жизни и здоровья. А также если отец и мать:

  • не проживают больше 6 месяцев с детьми без уважительной причины;
  • официально признаны недееспособными;
  • пропали без вести.

Отделались легким испугом

Документ, разработанный депутатом Павлом Крашенинниковым и сенатором Андреем Клишасом (и поэтому получивший у общественных активистов обозначение «закона 2К»), предусматривал, что отобрание детей у родителей будут производить специально создаваемые для это цели суды.

В связи с этим предлагалось внести изменения в ст. 77 Семейного кодекса, в Федеральный закон «О полиции», дополнить Гражданский процессуальный кодекс новой главой 381 «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Возмущение, чтобы не сказать панику, у родителей в этом документе вызвало всё: что ювенальные суды будут принимать решения в закрытом режиме, что сам процесс будет составлять не более суток, что перечень оснований, по которым детей могут отобрать у родителей и других попечителей, настолько субъективен и широк, что ни один российский папа или мама не могут быть уверенными в безопасности своих чад. Больше всего возмутило и испугало родителей то, что такие решения суды смогут принимать вообще без их, родителей, участия.

Если родители увидели законопроекте № 986679-7 угрозу чисто инстинктивно, то эксперты указывали на то, что этот акт противоречит Конституции РФ — статье 45, которая гарантирует защиту государством прав и свобод гражданина и статье 114, объявляющей семью «традиционной ценностью». Законопроект также не согласуется с действующими ГПК, ГК, Семейным Кодексом и рядом других правоустанавливающих актов.

Кроме того, юристы нашли в документе противоречия с базовым принципом правосудия — презумпцией невиновности гражданина. Одним из наиболее вопиющих примеров нарушения такой презумпции эксперты увидели в том, что законопроект позволяет отнимать ребенка у родителей, даже если сами родители никакой угрозы детям не представляют.

Каждой из этих огрех по отдельности было достаточно, чтобы отправить законопроект если не в мусорную корзину, то на глубокую переработку — а в «законе 2К» юридических несуразиц юристы насчитали десятки.

Оговорка в законе

Появление в семье ребенка – это огромная радость для его родителей. По факту рождения ребенку законодательством Российской Федерации дано право жить и воспитываться в своей семье, соответственно, право знать своих родителей, право на их заботу и совместное с ними проживание (часть 2 статьи 54 Семейного Кодекса российской Федерации). Однако есть оговорка: если это не противоречит его интересам. Что это означает?

Родители, воспитывающие ребенка, обязаны заботиться о его физическом, духовном и нравственном развитии. А именно:

  • обеспечение ребенку проживания в надлежащих условиях, соответствующее норме санитарное состояние жилого помещения;
  • обеспечение элементарных требований (наличие спального места, места для уроков, обеспечение питанием, одеждой и обувью по сезону и т. д.);
  • заботиться о сохранности жизни и здоровья своего ребенка, а значит своевременно обеспечивать прохождение медицинских осмотров, приемов, обследований, а также исполнять рекомендации органов здравоохранения по лечению несовершеннолетнего;
  • заботиться о духовном и нравственном развитии своих детей – способствовать получению ими образования, воспитывать в надлежащих условиях.

Противоречие интересам ребенка – есть грубое несоблюдение прав и законных интересов несовершеннолетнего, а именно: содержание в ненадлежащих условиях, пренебрежение нуждами ребенка (отказ от медицинской помощи несовершеннолетнему, воспрепятствование получению несовершеннолетним образования, необеспечение ребенка необходимыми одеждой, обувью, продуктами питания и т.д.). В случаях, когда такое пренебрежение представляет непосредственную угрозу жизни и здоровью несовершеннолетнего, у специально уполномоченных органов – органов опеки и попечительства возникает обязанность изъять ребенка из семьи.

Анастасия Состина, журналист:

«Истории о детях, которые добровольно пожаловались на своих родителей и решили уйти в приют, всегда вызывают множество вопросов. Ситуации эти, как правило, очень разные и неоднозначные. От эмоционального и физического насилия в семье до алкогольной и других зависимостей родителей. Но сейчас речь не о причинах, ведь в любом случае, если ребёнок решился на такой шаг, причина всегда будет очень веской. Сейчас речь о том, в каком положении оказываются в итоге такие решившиеся.

Порой дети, доведённые до предела, в очень тяжёлом эмоциональном состоянии идут к учителям, соседям, в социальные службы с просьбой о помощи. При этом надо понимать, насколько они напуганы тем, что осмелились сделать. Насколько им страшно, что такое их поведение может снова вызвать агрессию родителей. Они совершенно не представляют, что будет с ними дальше и чем может обернуться для них помощь государства.

А обороты случаются разные. Почти всегда родители пытаются всеми способами вернуть детей в семью. У них свои резоны. И тогда начинаются судебные заседания, разбирательства, давление со стороны органов соцзащиты, которые пытаются защитить ребёнка от родителей, и со стороны родителей, которые пытаются защитить ребёнка от государства

Кто прав, кто виноват – в данном случае уже не так важно. Потому что уместить в коротком тексте все драматические истории подобного толка просто невозможно

Важно то, что дети, которые просили о помощи, оказываются невольными виновниками всего случившегося. Система устроена так, что нести непосильный груз моральной ответственности приходится именно им

Родители же считают, что знают своих детей лучше. И что любое вмешательство в семейные дела – зло. Ведь раньше физические, например, наказания были вполне естественной частью воспитания почти в каждой семье.

В результате два этих лагеря: родители и социальные службы – всегда будут бороться друг с другом за детей. И страшно здесь только одно – в этой войне жертвами всегда будут оказываться дети.

Просить о помощи очень важно. Но ещё важнее то, чем может обернуться эта помощь в итоге: благом или злом»

Причины, по которым могут отнять ребенка

В 77 статье СК РФ сказано, что органы опеки имеют право отбирать детей из неблагополучных семей при наличии угрозы их жизни. Подобному критерию соответствуют такие случаи:

  • отсутствует пища;
  • ребенку не предоставляется необходимая медицинская помощь;
  • родители страдают от алкоголизма и наркомании;
  • условия проживания не соответствуют общепринятым нормам;
  • ребенок находится в постоянной опасности.

Сотрудники органов опеки не могут следить за всеми семьями сразу, поэтому немаловажная роль отводится очевидцам плохого обращения с детьми. После их обращения в семью наведается уполномоченное лицо с целью проверки условий жизни и опроса малыша.

Изымать ребенка органы опеки могут лишь на основании заверенного акта, в котором озвучены причины данного решения. В дальнейшем его переведут в специальное учреждение. Если есть близкие родственники или люди, желающие взять на себя обязанности по воспитанию, то органы опеки одобрят опекунство или попечительство.

Отказ в праве получения образования

Законное право получать образование дано всем детям. Оно закреплено конституцией (статьей 43):

  • Дети могут и должны получить полное среднее образование.
  • Государство гарантирует бесплатное и доступное обучение (дошкольное, среднее).
  • На конкурсной основе любой гражданин РФ имеет возможность получить высшее образование совершенно бесплатно.
  • Среднее образование должно быть получено всеми детьми. Отвечают за выполнения данного условия родители, опекуны или органы опеки.
  • Органы власти РФ поддерживают принятые формы обучения (очное, заочное, очно-заочное) и устанавливают базовые стандарты, которые определяют уровень образования.

Зафиксированные инциденты насилия могут стать основанием, чтобы органы опеки немедленно могли отобрать ребенка. Принято делить данный критерий на несколько форм:

Из-за жестокого обращения ребенок становится замкнутым или слишком агрессивным. При отсутствии действий со стороны органов опеки высока вероятность нанесения психических и физических травм, оказывающих негативное воздействие на мировоззрение малыша.

Пренебрежение жизненно важными нуждами

Ни для кого не новость, что родители должны одевать, кормить и следить за гигиеной и условиями проживания детей

Не менее важно ежегодно полностью обследовать ребенка, проходить вакцинацию и обращаться к педиатру или терапевту при выявлении признаков болезни

Срочное вмешательство органов опеки необходимо, если малыш не ходит школу, отстает в развитии от сверстников и не имеет возможности тепло одеться. В некоторых неблагополучных семьях дети и вовсе умирают от голода и холода, так как родители перестают за ними следить. Такие ситуации приводят к печальным последствиям, поэтому требуют принятия срочных мер.

Неучастие в воспитании детей

Основной обязанностью родителей является воспитания своих малышей. Они должны направлять ребенка и предоставлять ему кров, пищу, медикаменты и возможность развиваться физически и интеллектуально. Полное обеспечение происходит до совершеннолетия. Органы опеки могут забрать ребенка за неучастие родителей в его воспитании или прибегнуть к определенным санкциям:

  • постановка на учет;
  • регулярные визиты представителей органов опеки;
  • ограничение или аннулирование отцовских и материнских прав;
  • осуждение в СМИ.

Звонок в орган опеки

Чтобы разобраться в ситуации и понять, насколько просто обратить внимание органов опеки на ту или иную семью, мы позвонили в одно из московских отделений и разыграли роль недовольной соседки, которая хочет пожаловаться на плохое отношение к ребёнку, проживающему с ней на одной лестничной клетке. — Алло, здравствуйте! Я вижу, что соседи недостойно обращаются с ребёнком, я могу подать жалобу?

— Алло, здравствуйте! Я вижу, что соседи недостойно обращаются с ребёнком, я могу подать жалобу?

— Вы можете сообщить информацию. Обращаетесь в орган опеки по месту жительства, указываете адрес, имя человека, который недостойно себя ведёт, всё, что знаете, чтобы можно было проверить.

— А что потом? Приедут и заберут с полицией?

— В первую очередь осуществляется проверка органами опеки совместно с полицией и Центром помощи семьи и детства. Если всё сказанное подтверждается, то в зависимости от того, какая ситуация в семье, принимается решение. Это может быть либо изъятие ребёнка, либо работа с этой семьёй. Но это только после проверки. Если там есть жестокое обращение…

— Они выпивают.

— Значит, органы опеки выходят с органами полиции для проверки. Изъятие ребёнка производится только в том случае, если фиксируется непосредственная угроза его жизни и здоровью. А если просто выявлен факт семейного неблагополучия, то там проводятся другие работы. Подключается центр, который занимается восстановлением детско-родительских отношений, компетентным выполнением родителей своих обязанностей. Забрать ребёнка из семьи — это крайние меры.

По итогам беседы очевидно: написать жалобу на соседей и привлечь внимание полиции и органов опеки не так уж и сложно. Детей мгновенно не должны забрать, однако проблемы у семьи, которая по факту может оказаться вполне благополучной, точно появятся

Как происходит отнятие ребенка в срочном порядке

Единственным нормативным актом, которые указывает на причину незамедлительного отнятия ребенка у родителей, является ст. 77 СК РФ. В качестве таковой устанавливается:

  • Явная угроза жизни несовершеннолетнего.
  • Серьезная угроза здоровью.

Рассмотрим, что подразумевают правоведы под непосредственной угрозой жизни:

  • Физическое и/или психическое воздействие на несовершеннолетнего ребенка, которое требует немедленного устранения угрозы, чтобы спасти лицо.
  • Оставления ребенка без присмотра.
  • Не предоставление достаточного количества пищи. Расчет осуществляется на основании возраста ребенка.
  • Не предоставление ребенку одежды.

Отнятие ребенка по ст. 77 может быть осуществлено не только в отношении родных родителей, но и прочих лиц, выполняющих функции опекунов или попечителей.

Мера наказания носит административный характер. Решение о ее осуществлении принимают сотрудники органов опеки и попечительства. При осуществлении обязательно составление административного акта.

При отнятии ребенка обязательно письменное уведомление Прокурора. Если последний посчитает, меру безосновательной, он имеет право поставить на акт протест (ФЗ РФ № 2202-1 от 17.01.1992) либо подать исковое заявление в судебную инстанцию. Плюс прокурор составляет Представление в отношении сотрудников органов опеки с требованием устранения нарушений, если посчитает, что осуществленная мера по отнятию нарушает права и свободы граждан.

При условии, что возражений от Прокуратуры не последовало, уполномоченное лицо из органа опеки составляет и подает в судебную инстанцию иск против родителя или родителей ребенка о лишении или ограничении последних в родительских правах.

Отобрание ребенка расценивается согласно Постановлению Европейского суда по правам человека (№ 11057/02) в качестве крайней, оперативной меры. Ее запрещено оправдывать простым намерением поместить ребенка в более благоприятную для него среду. Конвенция о защите прав (ст.8) устанавливает, что для отнятия ребенка у его родителей необходимы очень веские причины.

После осуществления процедуры отнятия ребенка, по возможности, определяют для проживания в семью его родственников. Если таковых не имеется, его отправляют в детский дом.

Могут ли забрать ребенка из нормальной семьи

Считается, что забрать ребенка могут и у нормальных родителей. Данная информация частично правдива. Однако в основе действий отдела опеки лежит сигнал

Причем не важно от кого он поступил

Пример. Родители Кати развелись. Девочка осталась проживать с отцом. Мужчина вступил во второй брак. Отношения между Катей и мачехой не сложились. Девочка попросила у отца новые дорогие сапоги. Семейный бюджет не мог позволить такую покупку. Получив отказ, Катя позвонила по телефону доверия и сообщила, что отец и мачеха ее избивают. Сообщение было передано в отдел опеки. Специалисты посетили семью. Девочка подтвердила, что ее бьют. Несовершеннолетняя была помещена в приют до выяснения обстоятельств.

Ситуация в примере является достаточно распространенной. Дети часто применяют возможность подачи сигнала в отдел опеки в качестве шантажа. В силу возраста они не всегда могут оценить последствия для себя.

Важно! Специалисты не могут посетить семью без оснований. Но при наличии сигнала обязаны реагировать

Причем, изъятие является крайней мерой.

Меня лишат родительских прав?

Это решит суд.

Лишить родительских прав могут если родители:

— не выполняют свои обязанности (не заботятся о здоровье, развитии и обучении ребенка);

— злостно уклоняются от уплаты алиментов;

— отказываются забрать ребёнка из роддома или другого места, где он находится временно;

— злоупотребляют своими правами (препятствуют обучению, склоняют ребёнка к попрошайничеству, проституции, употреблению спиртных напитков);

— жестоко обращаются с ребёнком;

— больны хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей или другого члена семьи.

Доказательствами для суда могут служить фото, видео, письма, свидетельские показания, а также — заявление об отказе забрать ребёнка из роддома, справка о неуплате алиментов или медицинское заключение, если родитель, например, болен хроническим алкоголизмом.

Лишение родительских прав — крайняя мера для тех случаев, когда защитить интересы ребёнка другими способами невозможно. Если в семье возникли обстоятельства, не зависящие от родителей, но опасные для ребёнка (например, психическое расстройство или тяжёлое заболевание), то суд может не лишить прав, а ограничить в них.

У Олеси Уткиной из Петербурга забрали детей после того, как она не открыла дверь врачу, приехавшему по вызову. Уткина — мать-одиночка с инвалидностью — у неё нарушение слуха. Когда у неё заболел ребёнок, она вызвала педиатра, но из-за сломанного слухового аппарата не услышала звонок в дверь, а врач пожаловалась в опеку. Обоих детей забрали на основании статьи 77. На суде Уткиной вынесли предупреждение, но не лишили родительских прав. Её дети временно будут жить с бабушкой.

Каждый год в России довольно много детей лишаются родителей по суду: по Росстата, в 2015 году их было 40 025, в 2016 — 41 302, в 2017 — 37 966.

После суда ребёнка передадут либо второму родителю (если прав лишён только один), либо опекуну, либо его устройством займутся сами органы опеки. Ребёнка, переданного в детдом, могут усыновить — но не раньше чем через шесть месяцев со дня лишения прав его биологических родителей.

«Далеко идущие выводы за один визит»

Еще одна проблема связана с тем, что сейчас нет нормативной базы, которая определяла бы четкие критерии, на основании которых сотрудники опеки должны принимать свое решение, отмечает Елена Альшанская: «По закону, это их компетенция, но что это за компетенция, неясно. Предполагается, что они должны просто прийти в семью и за один визит сделать далеко идущие выводы».

При этом законодательная база в сфере социальной защиты сейчас остро нуждается в совершенствовании, подчеркивает она. Текущие нормы практически не менялись с 1990-х годов, когда современное российское законодательство только формировалось. Сложность заключается в том, что если системы здравоохранения или образования были так или иначе выстроены во времена Советского Союза, то системы соцзащиты в ее современном понимании тогда не существовало — необходимость в ней возникла только с переходом к рыночной экономике и ростом числа семей, оказавшихся у или за порогом черты бедности.

«Не выплеснуть с водой ребенка»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Российскому законодательству в этой сфере нужно перейти с «детоориентированного» подхода, при котором во внимание принимаются только интересы ребенка, на «семейноориентированный», при котором рассматривается возможность помочь семье как единому элементу, полагает директор наставнического центра, работающего с семьями в трудной жизненной ситуации, социальный работник Александр Гезалов. Законопроект, который Госдума должна была рассматривать в этом ноябре, задач, связанных с защитой семьи, не решал в принципе, отмечает Елена Альшанская

Такие нормы были в поправках, предложенных Еленой Мизулиной, однако те же поправки, в свою очередь, разрушали часть механизмов, направленных на защиту уже непосредственно ребенка. Кроме того, подчеркивает она, к обсуждению второго законопроекта практически не привлекались представители благотворительного сектора

Законопроект, который Госдума должна была рассматривать в этом ноябре, задач, связанных с защитой семьи, не решал в принципе, отмечает Елена Альшанская. Такие нормы были в поправках, предложенных Еленой Мизулиной, однако те же поправки, в свою очередь, разрушали часть механизмов, направленных на защиту уже непосредственно ребенка. Кроме того, подчеркивает она, к обсуждению второго законопроекта практически не привлекались представители благотворительного сектора.

«В результате сейчас нет законопроекта, который не выплескивал бы с водой ребенка», — отмечает она.

Любые изменения в законодательстве, касающиеся изъятия детей из семьи, ставят под угрозу прежде всего малообеспеченные семьи и угрожают их правам, обращают внимание эксперты. При этом, по данным Росстата, к сентябрю 2020 года за чертой бедности жили около 20 млн человек, доходы которых были ниже прожиточного минимума

Большинство из них, полагают собеседники издания, рано или поздно могут столкнуться с претензиями со стороны опеки.

«Не выплеснуть с водой ребенка»

Фото: Depositphotos

Без четко прописанной нормативной базы в этой ситуации поводом для того, чтобы забрать ребенка из семьи, может стать всё что угодно, считает Александр Гезалов: «Скажем, это плохие жилищные условия. Но что это на практике может означать? Давайте посмотрим вокруг, посмотрим на сельскую местность — получается, там почти у всех можно ребенка забрать, потому что жилищные условия не соответствуют».

Постоянный риск лишиться ребенка в конечном счете демотивирует малообеспеченные семьи и молодежь, заставляя их задуматься над рождением первого или даже последующих детей, полагает он.

Напомним, что только этой осенью общественность и СМИ активно обсуждали историю женщины из Хакасии, которую ограничили в родительских правах после отказа отправить сына лечиться от энуреза (некоторые предположили, что женщина в принципе не знала о существовании такой болезни и о возможности ее лечения) и жалоб со стороны опеки на холод и грязь в ее доме. Мальчика отправили в детский дом, несмотря на готовность двух старших сестер оформить над ним опеку. Многие заняли сторону матери, указывая, что необеспеченность или недостаток образования у родителей не должен служить причиной для помещения ребенка в детский дом, но могут стать поводом для того, чтобы помочь семье или поддержать ее.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий